Главная О студии Пресса РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ

РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ

DOMUS 02/2011

 

РОДСТВЕННЫЕ УЗЫ.

 

Два родных брата около десяти лет назад приобрели по случаю

две мансарды, расположенные  в противоположных крыльях

п-образного здания. Вкусы заказчиков, несмотря на кровное родство,

в значительной  степени различаются, поэтому мансарды и не похожи

друг на друга. Однако в них есть много общего.

 

проект

Евгения Полянцева и MERAL STUDIO

текст

Андрея Чиркова

фото

Зинона Разутдинова

 

  Ситуацию, в условиях которой необходимо спроектировать две квартиры для родных братьев в симметрично расположенных мансардах, автор и руководитель проекта, глава московского архитектурного бюро MERAL STUDIO Евгений Полянцев называет уникальной. Поэтому не сыграть в рамках этого, как он выражается,  хрестоматийного сюжета было просто глупо. Темперамент братьев  и стал отправной точкой дизайна. «Они такие же разные, как лед и пламя, - вспоминает Евгений. – Одному из них ближе, условно  говоря, стерильный интерьер операционной, другому – теплый дом, где много деревянных поверхностей. У нас возникла мысль создать пространства-антиподы с почти одинаковым  набором помещений».

  Даже в качестве субподрядчиков на индивидуальный заказ были выбраны два великих мебельных бренда-«антагониста»: остросовременная компания EMMEMOBILE и ремесленники с большой буквы, фабрика R1920, проповедующая экологический дизайн и жестко следующая традициям предыдущих поколений мастеров. Однако это произошло немного позже,  а пока архитекторы знакомились  с исходным материалом. Автор рассказывает об этом с воодушевлением: «Вообразите: старая Москва, самый центр, панорамы в булгаковском духе, между скатами крыш виднеется колокольня Ивана Великого. Бывший доходный дом 1903 года постройки. Два нежилых помещения примерно одинаковой площади, почти без окон, зато с выходом на кровлю. Заказчики поставили перед нами условие: все работы, выполненные студией, должны быть официально задокументированы и согласованы в московских инстанциях. Мы подготовили проект, согласно которому выступающие над кровлей объемы увеличились по высоте и были накрыты стеклянными пирамидами. Фактически изменился фасад здания, его пришлось заново согласовывать. Те, кто этим занимался, поймут, что это означало в начале 2000-х в центре Москвы. Бесконечный шлейф документов и миллион печатей! Ландшафтно-визуальный анализ, экспертиза несущих способностей стен, обследование фундамента дома… Наши мансарды оказались добавленным этажом, надстроенным в 1985 году в самое «мутное» время. В той катавасии даже документация не сохранилась. Одним словом, именно этот фактор предопределил долгосрочность  проекта. А дальше вмешалась сама жизнь».

  Действительно, у проекта особая судьба. Например, такой эпизод. В мансарде «Брат-2» установлена уникальная лестница из черного металла, состоящая из неразборных элементов. Внести ее в помещение невозможно, поэтому приняли решение «опускать» на крышу с помощью подъемного крана. За два дня до важной технической операции в единственном переулке, по которому мог проехать гигантский грузовик, началась замена теплосетей. Ширина дороги уменьшилась в два раза, специалисты MERAL STUDIO БЫЛИ ВЫНУЖДЕНЫ НА ЦЕЛЫХ ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ ОТЛОЖИТЬ ПРОЦЕДУРУ. Им оставалось только выразить признательность долготерпению заказчиков.

Но тут обнаружился весомый плюс – дизайн интерьера (авторы и так не стремились придавать ему «модный» привкус) оказался словно бы вне времени. Он «отлежался», как это происходит с выстраданными, обдуманными художественными произведениями. И заиграл  всеми красками жизни в отличие от многих современных образцов,  теряющих актуальность через два-три года.

  В мансардах со скатной кровлей витает особый архитектурный аромат. Притом что здесь мало света, а помещения тесные. Да и понижение уровня потолка нужно как-то обыгрывать в интерьере.

  «Все наши архитектурные и дизайнерские решения в основном были связаны с тем, чтобы «впустить» света в центральные двусветные объемы – рассказывает Евгений Полянцев. – Для этого над ними установили стеклянные пирамиды, а входные зоны в том и другом случае оставили затемненными. Ситуация для центра Москвы необычная: вы входите в сумеречное помещение, где-то вдалеке видите яркий столб дневного  света и идете к нему».

  В хайтэчной мансарде «Брат-2» центральная зона над световым фонарем предназначена для кухни-столовой, причем кухня расположена прямо под металлической лестницей с независимым стеклянным ограждением. Антресоль представляет собой кажущийся невесомым прозрачный «мостик», благодаря которому солнечные лучи беспрепятственно проникают вглубь квартиры. Таким образом, обеденная зона оказывается узловым пространством и в функциональном,  и в эстетическом смысле. Такой планировочный прием, по словам Евгения Полянцева, характерен для отечественной архитектуры конца XIX - начала ХХ века (например, для жилого дома архитектора Андрея Бурова на Тверской в Москве). Там центром многокомнатной квартиры является просторный темный холл с обеденным столом посредине, за которым собирается все семейство.

Кстати, антресоль в «Брате-1» - не только эффектная деталь, украшающая интерьер - у нее, как минимум 2 функции. Во-первых, можно пройти на эксплуатируемую кровлю. Во-вторых, там, наверху, идеальное место для уединения.

  Дизайн квартиры «Брат-2», по признанию авторов, таит в себе аллюзии на чердак со слуховыми окнами и переплетением стропильных балок. Здесь «сердцем»  помещения стала гостиная. До реконструкции будущее жилое «ядро» окружали глухие стены. Архитекторам пришлось сделать  в них проемы и укрепить несущие элементы массивной металлической балкой. «Мы хотели добиться многоплановости, которая усложняла  бы восприятие помещения, - рассказывает Полянцев, - создать глубину с помощью света и тени. Вообще, это палладинская тема – разные планы, смещение осей. Казалось бы, генитальный Палладио воспринимается как апостол классицизма и соразмерности, но в действительности он часто создавал интригу, используя приемы, актуальные и сегодня».

  В обеих мансардах практически отсутствует  декор. Есть только условно декоративные элементы в «Брате-2»: деревянные панели из «немодного» вишневого дерева, зеркальная отделка некоторых участков стен в общественной зоне,  решетки, закрывающие радиаторы,  которые расположены на отметке 2,4м от пола. Впрочем, столь взвешенным, рациональным и интеллигентным подходом к  дизайну отличаются все работы  Полянцева и его коллег.

  Архитекторы создали два «братских» пространства в полном соответствии с собственными профессиональными убеждениями и  принципами. «Интерьер – не утренняя газета. Его нельзя «прочитать» и забыть, - утверждают они. – Здесь должен быть какой-то раздражитель. Пусть даже это будет ошибка архитектора,  но ошибка, которая заставляет задуматься». Образу драгоценной безделушки специалисты MERAL STUDIO предпочли эстетику функционального, максимального персонализированного и, если хотите, мифологизированного интерьера, претендующего – кто знает? – на свою страничку в будущей студенческой хрестоматии.